ComicsWorld - Вселенная Комиксов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лаборатория

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Лаборатория будущего, гигантское помещение, разделенное на отсеки. Технология здесь позволяет практически все, изобретенное к настоящему времени.

0

2

- Кафетерий

На данный момент персонал лаборатории был польностью эвакуирован, насколько Джанет смогла понять, наконец-то расправившись с кодом двери. Она даже слегка вспотела, настолько трудно ей дался этот трюк, однако она была одним из лучших взломщиков... вот только мало кто знал об этом вне пределов Сопротивления. Зато взгляда на приборы и машины в помещении хватило, что бы понять - тут она полный профан, не смотря на то, что когда-то она была ученым. Ее потерянный интерес к науке не сыграл ей на руку с пролетевшими годами.

0

3

---)Кафетерий
Хэнк вошел в лабораторию с чувством исполненного долга-он уже ощущал вкус победы что называется, твердо решив что вернет себе память. Оглядев местное оборудование, Пим решил что этого как раз хватит и что все необходимое на месте. Ну и естественно сразу же кинулся сооздавать аппарат по возврату воспоминаний.
-Ну что ж, сейчас и выясним что скрывается в моей голове...-пробормотал он и взяв в руки пару микросхем направился к столу...

0

4

Джанет взволнованно посмотрела на Хэнка. Она сама не знала, хотела ли она, что бы он вернул свою память... Ведь сейчас у них был реальный шанс...
Она сама не знала на что. Она вообще ничего не знала. Она скучала по мужу, и даже прежние обиды никогда не помогали ей, ведь любые кошмарные воспоминания сразу перекрывали хорошие и светлые моменты, не оставляя не следа от былой боли.
И еще она чувствовала себя ужасно неловко наедине с Гигантом... Ну где же Наташа и Бен...
- Хэнк... - Джанет с трудом издала звук, голос отказывался слушаться. - Ты... Что бы там ни было... что бы ты не вспомнил. Только... не проси у меня прощения, ладно? Я не хочу их слушать... твои извинения.
Она помолчала.
- Я уже простила тебя.

0

5

-Прощения...ну что бы там ни было я все равно люблю тебя...-повернулся Хэнк и вздохнул, отложив инструменты. Потом он подошел к зеркалу, которое по счастливой случайности вместе с умывальником находилось в лаборатории.
-Честно говоря все уже почти готово, т ут есть подходящее устройствро, его просто нужно проанализировать...хотя на анализ нет времени...-Хэнк открыл кран и набрав в руки воды смыл с лица грязь и засохшую кровь от царапин.
-Джен...я тоже скажу...я могу изменить воспоминания но я буду помнить этот момент, и я...-Хэнк не договорил, он и сам не знал что надо было сказать, он просто чувствовал что-то неладное...
Сев на стул, Пим приготовил прибор и немного поколебавшис прикреил пару присосок к своей голове...и включил его...
Тысячи новых воспоминаний разом влились в откроытый разум, заставляя корчиться и буквально извиваться на стуле Хэнка. В конце он открыл глаза и приоткрыл губы в немом порыве. Очнувшись, Пим откинул прибор на стол и встал со стула. Закрыв глаза, он направился к стене и только подойдя к ней развернулся и непонятным, грустным, а может быть разочарованным взглядом взглянул на Джен.
-Джен...пора брать ситуацию в свои руки...формула у меня в голове, здесь есть необходимое для создания препарата... я приведу себя в порядок и создам средство, надо быть во всеоружии...

0

6

Наташа старалась следовать за Осой и Пимом так, чтобы не терять их из поля зрения, но в то же время и не «наступать на пятки». Она чувствовала себя в данных условиях не то чтобы неловко, но как-то не совсем комфортно. Излишняя чувственность была абсолютно не свойственна Чёрной Вдове, но она предпочитала по мере возможностей не присутствовать при эмоциональных сценах. Собственно из-за этого, когда между ней и идущими впереди Джанет и Хенком возникла группа детишек – воспитанников Приюта, Романова воспользовалась возможностью отстать, и свернула в один из боковых коридоров. Детки здесь может и были задавлены авторитетом Распутина, но это абсолютно не мешало им проделать с Вдовой то, чего ей не приходилось переживать даже на службе у КГБ. Поэтому Наталья оказалась в лаборатории несколько позже, чем остальные. К этому моменту, похоже, всё самое интересное уже произошло. Джен выглядела какой-то необычно взволнованной, а Гигант же стал более хмурым. По крайней мере, Наташе так показалось. Надеюсь, все объяснения уже позади. Или их вообще не будет, – подвела итог наблюдаемой картине Вдова.
– Ну что, как успехи на изобретательском поприще? – задала она вопрос, останавливаясь в дверях и подыскивая себе «посадочную площадку»

0

7

Джанет сглотнула, в горле словно бы застрял ком. Стало еще труднее разговаривать теперь, когда Хэнк вспомнил все... Но нужно было заставить, хотя бы попытаться заставить себя думать о деле, о спасении своего рода...
- Какой именно препарат, Хэнк?.. - тихо, словно не очень желая вообще выделяться, произнесла Джен. - Если... если нужна моя помощь...
Она посмотрела на Наташу, невольно переглядываясь с ней. Не то что бы они были подругами, но все-таки приятно было иметь рядом женщину, потому что только с девушкой можно было обсудить такие сложные перепития в отношениях... Как у нее с Хэнком. Хотя о чем она говорит... Во-первых она не собирается ничего обсуждать... А во-вторых...
Нет никаких перепитий. И отношений никаких нет.

0

8

Наташа поймала на себе взгляд Джанет. Это было нечто большее, чем просо «игра в гляделки»,  это было молчаливое излияние по поводу больного вопроса взаимоотношений. Несмотря на то, что Джен очень быстро отвела глаза с видом «не было ничего», Вдова всё поняла.
Некоторые считают Романову холодной и бесчувственной, неспособной к сопереживанию. В какой-то мере это правда. Но в глубине души, где-то ооочень глубоко, она мягкая и пушистая, как ангорский котёнок. И смесь чувств, которые сейчас испытывала Оса были ей знакомы. Биологический возраст Вдовы уже считался преклонным, но физиологически она была значительно моложе, и посему не страдала склерозом. И это позволяло ей помнить все «прелести» любовных переживаний. В памяти возникли события далёких дней, такие же яркие, будто всё происходило только вчера, ощущение душевной боли от разрыва отношений с тем, кого Наташа имела неосторожность слишком близко впустить в душу. Тогда Чёрная Вдова была ещё совсем молодой девчонкой, и это привело её на какое-то время в совсем морально раздавленное состояние. Это стимулировало её к углублению в изучение шпионского мастерства. И к откл.чению опции «эмоции». С того времени Романова больше никого не пускала себе в сердце, считая, что мужчина в этом плане – что-то надоедливое и вечно занудствующее: «Почему ты опоздала», «Что это за пояс у тебя вместо юбки» и т.д. Джанет же была другой, и вряд ли она «засунет» воспоминания о времени, проведённом с Пимом, в самый дальний угол. В беглом взгляде Натальи при желании можно было даже узреть сочувствие.
Закончив «экскурс в историю» Вдова вновь приобрела бесстрастный вид.
– Конечно, я вряд ли могу чем-то помочь, но всё же. Если понадоблюсь… – окончание фразы повисло в воздухе, ибо и так всё было понятно

Отредактировано Black Widow (23-04-08 00:03:45)

0

9

Вводная для Венома.

- Эй, дружище, а ты мне не поможешь?
- Да брось. Подумаешь, всего лишь прибраться. Я в одиночку справлялся с этим максимум за час.
- Так ты что, будешь просто стоять и наблюдать?
- Именно. Меня попросили приглядеть за тобой, поскольку ты новенький. Показать что и как. Ну, и, если потребуется, помочь. Советом. И перестань на меня так смотреть, пыль сама по себе не вытрется.
- Ладно, ладно. Извини, я просто не ожидал, что меня в первую же неделю назначат уборщиком.
- У нас сейчас не самые лучшие времена. И поэтому каждый вносит свой вклад в содержание и уход за Институтом.
- Я понимаю…
- Чего примолк? Что-то случилось? Ты что-то там нашел?
- Не пойму, что это такое. Ммм. Похоже на смолу.
- Не трогай, сейчас я вызову кого-нибудь и мы разберемся.
- Да брось ты, это всего лишь кто-то пролил краску, и она загустела. Вот, смотри…
- Я сказал не трогай!
- Что происходит? Оно держит меня! Отдай мою руку!
- Успокойся, дай посмотрю! Да не дергайся ты!
- Помоги мне! Оно расползается по руке! Я не чувствую кисти!
- Что за черт?!
- Нет!! НЕЕЕТ!! АААААААААА!!
- Матерь божья…

Потолок. Белый. Странные трещины. А здесь в углу часть осыпалась. Потолок? А с чего это я любуюсь потолком?
Он опустил глаза и посмотрел на свои ноги. Что-то в них было странное. Они отличались. На правой ноге был кроссовок, а на левой – нет. Дальше взгляд скользнул ниже, на одежду. Опять странно. А что тут может быть странного? Одежда как одежда. Точнее, её отсутствие. Странно.
Парень снова поднял глаза на потолок. Белый.
А где я? И почему я забыл снять кроссовок? Голова болит.
Он попытался сесть, но голова разболелась еще сильнее. Намного сильнее. Парень зажал рот, чтобы сдержать крик и обхватил руками раскалывающуюся голову. Боль была ужасной.
Полежав с минуту в таком положении, ему удалось немного утихомирить свою мигрень. Он медленно перевернулся на живот и попытался осмотреть. Все-таки лучше, чем видеть все вверх ногами.
Что это за свалка?     
Вокруг валялись обломки мебели, в полу были вмятины, а в стене, прямо перед ним, была огромная дыра. Похоже на здание, предназначенное для сноса. Вот только что он тут забыл?
Парень приподнялся на локтях и коленях, постоял так пару секунд, приобретая равновесие, и начал медленно выпрямлять конечности, неуверенно поднимаясь в полный рост. Голова кружилась, но болеть перестала. Почти.
Слабо, словно новорожденный, учащийся ходить, он направился к дыре в стенке. Оперившись на края, он заглянул в дыру. Картина выглядела аналогично тому, что он застал в этом помещении. Такой же разгром. А в углу что-то лежало. Что-то похожее на человека. Сделав пару глубоких вдохов, он пошел к телу, уже немного увереннее. Так и есть, это тело. Мужчина. Одетый. Только кожа очень бледная, почти белая.
Студент ногой слегка толкнул лежащего в бок. Никаких эмоций. Тогда он клонился и попытался нащупать пульс - ничего. Человек был мертв.
Отшатнувшись от трупа, он облокотился на перевернутый стол, чтобы удержаться на ногах.
Где я, черт возьми?
Его начал одолевать страх. Страх перед неизвестностью. Он не знал где он. Не знал, как тут очутился. Не знал, что произошло. И самое главное, он только-только это осознал, – не знал, кто он такой. В голове крутилось лишь какое-то слово, но он не мог понять, что бы оно означало.
Обернувшись, он увидел раковину, подойдя к ней, он открыл кран и брызнул холодную воду себе в лицо, надеясь, что это поможет. Тут он поднял взгляд и увидел свое отражение в зеркале, висящем над раковиной. Парень с удивлением рассматривал свое лицо.
Это я? Я? А кто я?
Мысли медленно начали приходить в норму, память по кускам возвращалась. И слово, висевшее у него на языке начало обретать смысл.
- Брок. Я - Эдди Брок.

Их преследовали. На них охотились. Невозможно было даже перевести дыхание, постоянно приходилось спасаться бегством, иначе их настигли бы. А Голод тем временем все рос и рос. Он становился неутолимым. Неудержимым. И, в конце концов, он набросился на своего носителя. Симбиот поглощал его силы, высасывал из него всю его энергию, чтобы выжить. А затем его плоть, его мышцы, его кости, пока не осталось ничего. Эдди Брок стал Симбиотом, а Симбиот стал Эдди Броком. Он стали едины, и теперь, их никто не разлучить. Но Костюму нужен носитель. Без него, он впадет в анабиоз. И пробудет в нем, пока не найдет себе нового носителя, а точнее, носитель не найдет его. И тогда он снова будет жить. Жить! Не этого ли желают все разумные существа? А он был именно разумным. И он будет ждать. И носитель придет к нему. А сейчас он должен спрятаться, пока еще есть немного сил. Носитель пробудит его. Сам того не зная, носитель нуждается в Симбиоте. А Симбиот нуждается в носителе. Но им должен стать тот, кого легко будет подчинить. Молодой, неокрепший ум, травмированный. Легкая добыча. Студенты. Молодые и неопытные. Энергия так и плещет через край. Он спрячется там, где его искать не будут. О нем забудут. Может быть пройдут ни недели и ни месяцы, а годы, десятки лет, но он дождется. И Веном снова вырвется на свободу. И тогда его уже ничто не остановит.

Это чувство. Он давно его не испытывал. Тяга, которая влечет его в это здание. Двадцать лет прошло и вот, на конец, он дождался. Связь пробудила Симбиота, и он пришел к своему носителю.
Пробраться в лабораторию посреди ночи не составила труда, тем более, для такого как он. Теперь осталось лишь затаиться и ждать. Он приближается, Симбиот чувствует его. И монстр готов вырваться наружу.
- Итак, новичок, вот твое боевое крещение, - раздался голос поблизости. – Ты готов увидеть знаменитую лабораторию Института Ксавье?

Отредактировано Venom (26-08-08 10:01:02)

0

10

Воспоминания накатывали друг за другом. Он вспомнил о гибели своих родителей. О работе с Куртом Коннорсом над одним очень важным проектом. О Питере Паркере.
Паркер…
Неожиданно сильная боль скрутила все его тело. Эдди обхватил руками живот и рухнул на колени, пытаясь унять её. Прикусив губу, чтобы не закричать, Эдди несколько раз ударил головой об пол. На глазах навернулись слезы, из носа потекла кровь, но боль все не проходила. Это было подобно пытке, как будто с него содрали кожу и поджаривали на костре.
Не в силах больше сдерживаться, Эдди закричал. Он кричал из-за всех сил, срывая голос.
И тут его начала обволакивать черная субстанция, взявшаяся из неоткуда. Она просто появилась на его теле, как будто просочившись через поры в коже, и набросилась на него.
Брок продолжал кричать, чувствую, как всего его тело меняется под воздействием симбиота. Веном! Он успел вспомнить его имя, прежде чем был поглощен полностью.
- ААаааааааааа-А-ААААААРРХХ!!!!
Стены института сотряс ужасающий рев, но в нем уже не было ни боли, ни ужаса.
- ГОЛОД!!!

0